14 Май 2019

В конечном итоге Китай и США могут не стремиться к заключению торгового соглашения

В конечном итоге Китай и США могут не стремиться к заключению торгового соглашения

Это является основным препятствием для устранения эскалации латентной торговой войны между США и Китаем. В пятницу в полночь уровень повышенной боевой готовности в области экономики ощутимо вырос, когда тарифы США на импортируемые из Китая товары общей стоимостью $200 млрд были увеличены с 10% до 25%, и Пекин пообещал принять ответные меры. Люди, знакомые с этим вопросом, рассказали Шону Доннану (Shawn Donnan), Дженнифер Джейкобс (Jennifer Jacobs) и Кевину Хэмлину Shawn (Kevin Hamlin) из Bloomberg News, что переговоры, начавшиеся в четверг, не отличались особым прогрессом.

Проблема лиц, надеющихся на быстрое разрешение противоречий, заключается в том, что игроки с обеих сторон кажутся вполне удовлетворенными ухудшающимся статус-кво.

В Вашингтоне это наиболее очевидно. На этой неделе президент Дональд Трамп заявил, что он «очень доволен, что тарифы на сумму более $100 млрд в год пополнят казну США», и он уверен, что торговая война нанесет Китаю больший вред, нежели его собственной стране.

Действительно, во многом именно сами тарифы, а не долгожданное соглашение по их ликвидации наилучшим образом обеспечивают платформу экономической политики, которая привела к власти президента Трампа.

Одним из более подробных политических предложений, выдвинутых республиканцами в Конгрессе после выборов 2016 года, была система скидок с налоговых пошлин. Предполагалось, что она должна применяться к импорту и товарам отечественного производства, но исключала экспорт. Это предложение отошло на второй план, но новый порядок не так уж сильно отличается. Если пошлины повысят на весь объем китайской торговли, как, собственно, и угрожает Белый дом, то тарифы будут применены примерно к одной третьей американского импорта в страны, не входящие в НАФТА. Если эта модель распространится и на других торговых партнеров, основное отличие от системы скидок с налоговых пошлин будет заключаться в том, что не будут взиматься налоги на внутреннее производство. Достойный результат в политическом плане.

Те же самые популистские расчеты противоречат соглашению, на разработку которого торговый представитель США Роберт Лайтхайзер (Robert Lighthizer) потратил нескольких месяцев. Соглашение в лучшем случае сделает Китай более привлекательным местом для иностранных инвестиций, ужесточив законы об интеллектуальной собственности, подавив промышленный шпионаж и положив конец принудительной передаче технологий, снизив требования к лицензированию и совместным предприятиям и перечеркнув условия, выгодные государственным предприятиям. Нетрудно догадаться, почему крупные транснациональные корпорации США могут соблазниться подобными реформами, но если вы хотите снова сделать Америку великой, обеспечив ее рабочими местами, то превращение Китая в более привлекательное место ведения бизнеса кажется довольно странным способом добиться успеха.

Расчеты Китая менее искажены в пользу эскалации, но у Пекина по-прежнему есть основания предпочесть такой результат. Начнем с того, что по одним только внутриполитическим соображениям Пекин не может поддаться на американский шантаж, даже если ему под силу выполнить требования Вашингтона (и, как писал мой коллега Эндрю Браун (Andrew Browne), это может быть не так просто, как кажется американским переговорщикам).

Вдобавок ко всему, дальновидные экономисты планируют оставить за бортом именно те секторы экономики, которые, скорее всего, пострадают от продолжительного торгового конфликта, чтобы помочь Китаю избежать ловушки среднего уровня дохода. При условии длительного торгового конфликта малоприбыльное производство игрушек, мебели, одежды и сборки электронных товаров, вероятно, переместятся из Китая в такие страны, как Мексика и Вьетнам. Это не так-то плохо для государства с амбициями занять лидирующие позиции в создании транспортных средств с батарейным питанием, электронных компонентов, самолетов, роботов и медицинских технологий. По сути, такой переход является одним из оправданий торговой войны.

Решительно настроенные торговые чиновники в Пекине могут утешать себя вероятностью того, что, несмотря на более ощутимые на данный момент последствия торговой войны в Китае, в долгосрочной перспективе США также почувствуют ее отрицательный эффект. По данным Международного валютного фонда, потеря интеграции с китайскими каналами поставок будет означать, что американское производство также пострадает, в то время как ослабление экономического роста в обеих странах составит порядка 0,5 процентного пункта.

Эти цифры настолько малы, что политические лидеры Вашингтона и Пекина кажутся настолько готовыми к дальнейшей борьбе, особенно с учетом фискальных и кредитных стимулов.

Тем не менее, мировую общественность должен беспокоить тот факт, что нынешняя размолвка переросла в длительную холодную войну. Обострение разногласий между гегемонистическими силами часто является первым предвестником более напряженного конфликта. Если Китай и Америка не хотят перемирия, нам стоит задуматься о том, в каком направлении мы движемся.