14 Март 2019

Так ли экономически страшен Китай, как его малюют?

Так ли экономически страшен Китай, как его малюют?

Применительно к Китаю теперь необходимо принимать во внимание «приукрашивание показателей».

Экономика, мягко говоря, сталкивается с определенными проблемами. Показатели нередко свидетельствуют о неустойчивом росте и говорят, что у Китая, подобно другим крупным экономикам, тоже есть свой бизнес-цикл. В конечном итоге этот гигант – тот самый, который, как вам известно, намерен потеснить США – не так силен.

Вот как можно трактовать две экономические новости, появившиеся в начале и в конце недели. Во вторник в обращении к Всекитайскому собранию народных представителей премьер страны Ли Кэцян (Li Keqiang) не стал называть точный целевой показатель роста и вместо этого предпочел определить его в диапазоне от 6 до 6,5 процентов. Это, по всей видимости, свидетельствует о наступлении стагнации в экономике. А в пятницу повышенный интерес к себе привлекла опубликованная Брукингским институтом статья, утверждающая, что Китай в течение ряда лет завышал свой валовый внутренний продукт.

В некоторых отношениях эта статья укрепила давнишнее ощущение, что правительственная статистика, особенно в отношении ВВП, далеко не безупречна. Я уже даже не помню сколько раз те, кто настроен к Китаю скептически, во всеуслышание говорили: «Так или иначе, они нас дурят!»

Так считали скептики. Другие — весьма сведущие в вопросах китайской политики и торговли — более мягко направили бы дискуссию в русло своих любимых критериев оценки экономической активности. Как бы там ни было, достижения все время объявлялись поистине беспрецедентными.

Ли и сам, вероятно, непреднамеренно, укрепил позиции лагеря скептиков: по сообщениям Wikileaks, он, как и подобает напористому провинциальному чиновнику, назвал показатели «фальшивыми». Биржевым «медведям» пришлось несладко, когда

Китай демонстрировал чуть ли не двузначные показатели темпов роста.

Теперь те безмятежные дни, похоже, остались позади. Сегодня тех, кто возводит Китай на пьедестал, стало меньше. Несмотря на цикличную апатию на рынке, которой сегодня приходится противостоять Китаю, больше внимания к себе привлекает долгосрочный вектор экономики этой страны. Она будет замедляться и дальше, пока не достигнет показателей, сравнимых с показателями США, может, даже опустится ниже. Это удел всех крупных экономик.

Данный тренд сохранится независимо от того, когда Китай обойдет по ВВП Соединенные Штаты как крупнейшую мировую экономику и обойдет ли вообще. Если авторы статьи правы, это случится не к 2030 году, как обычно прогнозируют, а позже.

Помимо прочего, авторы признают, что показатели, передаваемые местными органами власти в Государственное статистическое бюро (NBS), искусственно завышались. NBS в конечном итоге это осознало и стало вносить поправки перед тем, как публиковать общие квартальные цифры ВВП.

Примерно в 2008 году что-то пошло не так. Показатели, передаваемые местными властями, раздулись еще больше, но соответствующие поправки NBS вносить перестало. В статье анализируются мотивы, заставляющие местных чиновников завышать цифры, а также бюрократические и политические структуры, которые придают публикуемым материалам ту или иную окраску.

«В значительной степени данные, лежащие в основе государственных отчетов, находятся вне контроля NBS. Более того, вопрос заключается в том, по каким причинам    NBS может препятствовать искажению данных местными чиновниками. Весьма любопытным представляется тот факт, что, хотя NBS и корректирует цифры в сторону понижения, исправленная местная статистика им все же не публикуется, что, вероятно, объясняется нежеланием ссориться с могущественными региональными лидерами».

Это своего рода ретроспективный анализ. В последнее время одной из определяющих черт китайского экономического ландшафта — если не считать масштабного замедления — является рост сферы услуг по отношению к сфере производства. Посмотрим, к каким переменам это приведет и поможет ли решить проблему достоверности данных.

Таким образом, какими недостатками ни обладала бы западная политико-экономическая система, китайская модель тоже не идеальна. Оглядываясь на минувшую неделю, стоит вспомнить и о том, как идеализация Китая перекликается с одержимостью Японией в 1980-х и в начале 1990-х годов.

Таков урок этой недели. Сверхсовременные идеи следует принимать с известной долей сомнения.