17 Январь 2019

Поражение выдвинутого Мэй плана показывает, что идея выхода Великобритании из ЕС провалилась

Поражение выдвинутого Мэй плана показывает, что идея выхода Великобритании из ЕС провалилась

 

«Поражение» является слишком мягким словом для описания сопротивления, которое парламент Великобритании вчера оказал премьер-министру Терезе Мэй (Theresa May). Во вторник соглашение о выходе Великобритании из ЕС, составленное в ходе многих месяцев трудных переговоров, было отвергнуто с огромным перевесом в 230 голосов, что существенно превзошло ожидания и стало самым сокрушительным поражением в истории современного правительства Великобритании.

Тем не менее даже если это решительное противодействие заставило Мэй задуматься, она не показывает этого. Она пообещала провести переговоры, встречи и новые консультации с Евросоюзом, как будто бы она может добиться незначительных изменений условий соглашения и заставить нижнюю палату парламента принять ее точку зрения. В этом она практически гарантированно ошибается.

У парламента были весомые причины для того, чтобы отвергнуть предложенную сделку: выход из Евросоюза на выдвинутых Мэй условиях сделал бы страну беднее на целое поколение. Это подавило бы ее независимость, ухудшило состояние бизнеса и повысило давление, оказываемое на государственные финансы, при этом не решая никаких проблем и вопросов. Никакие изменения формулировок не смогут спасти выдвинутое Мэй соглашение.

Следующей задачей, с которой Мэй столкнется в ближайшее время, является сохранение позиции на вотуме недоверия, организованном оппозиционной лейбористской партией. У нее пока еще есть все шансы на победу. В ближайшее время члены Тори, вчера проголосовавшие против соглашения, скорее всего предпочли бы сохранить ее на посту лидера во избежание проведения всеобщих выборов. Тем не менее час икс приближается. В то время как до выхода Великобритании из ЕС остается 72 дня, в стране создаются запасы медикаментов и продуктов питания. Бизнес сталкивается с повышением расходов и ростом неопределенности. Будущее мигрантов стало неопределенным. В целом страна находится в состоянии застоя, несмотря на растущее ощущение кризиса.

Нет реалистичных причин предполагать, что до 29 марта стороны смогут составить соглашение, которое будет принято как парламентом Великобритании, так и Европой, и сформулировать план по его воплощению. Теперь хаотичный выход Великобритании из ЕС стал наиболее вероятным вариантом развития событий. Чтобы избежать этого, Великобритания должна отозвать заявление о выходе из ЕС, поданное в рамках 50 статьи (Договора о Европейском Союзе), или запросить продления срока, отведенного на проведение переговоров.

Отсрочка потребует единогласного согласия стран Евросоюза, которое не является гарантированным. Также, если у правительства нет реалистичных планов по использованию этого времени, она будет означать всего лишь несколько дополнительных месяцев споров и неопределенности до наступления нового критического момента.

Наилучшим вариантом является отзыв заявки (на выход страны из ЕС), поданный в рамках 50 статьи, что Великобритания может сделать в одностороннем порядке. Разумеется, это будет отчаянной мерой, к которой Мэй давала обещание не прибегать, поскольку это фактически перечеркнет выбор, сделанный избирателями Великобритании на референдуме в 2016 году. Этот вариант станет признанием того, что проект по выходу Великобритании из ЕС провалился, но после проведенного на этой неделе голосования признание этого факта будет просто констатацией действительности. Великобритания не смогла составить план выхода, а работа правительства была парализована.

В любом случае после отсрочки даты выхода из ЕС или отзыва заявления в стране следует провести новый референдум. В отличие от первого референдума избиратели будут знать о последствиях выхода страны из Евросоюза. Если электорат снова проголосует за выход, несмотря на все, что произошло с 2016 года, оправданий больше не будет.

Перед проведенным во вторник голосованием Мэй заявила: «Пришло время принять решение всем нам, собравшимся в этом здании парламента». Она была права, но не последует собственному совету. Время уходит и все, что Мэй может предложить — это больше полемики. Это не может продолжаться вечно, и 29 марта, так или иначе, неопределенность должна прекратиться.