25 Декабрь 2018

Как история должна сформировать возможный импичмент Трампа

Как история должна сформировать возможный импичмент Трампа

 

Процедуры импичмента в следующем году неизбежны. Чтобы избежать цирка, юридический комитет палаты представителей должен изучить, что произошло в 1974 году, когда лидеры конгресса установили золотой стандарт того, как сделать такой радикальный шаг.

Президент Дональд Трамп уже был обвинен федеральным прокурором в Нью-Йорке в совершении преступления за санкционирование выплат за молчание своим бывшим сексуальным партнерам в целях защиты своей президентской кампании в 2016 году. Вероятно, это будет одно из наименее серьезных обвинений, когда специальный прокурор Роберт Мюллер и другие прокуроры завершат расследование связей между предвыборной кампанией Трампа и вмешательством России в выборы, которые уже привели к по меньшей мере восьми обвинительным приговорам и признаниям вины.

Некоторые демократы выступают против импичмента на том основании, что две трети голосов, необходимых для вынесения приговора, было бы невозможно получить в сенате с республиканским большинством. Некоторые опасаются, что это может иметь политические последствия, как это произошло после судебного разбирательства по делу об импичменте президента Билла Клинтона в 1999 году. Но по мере появления новых правонарушений подобные действия неизбежны.

Процедура импичмента начнется в Судебном комитете, который заполнен идеологами с обеих сторон. Трудно представить, чтобы кто-то из левых демократов комитета согласился на двухпартийное сотрудничество, или кто-нибудь из ультраправых республиканцев, таких как Стив Кинг (Steve King) от Айовы или Луис Гомерт (Louis Gohmert) от Техаса, был настроен серьезно.

После того, как демократы сформируют большинство в палате представителей в январе, председателем комиссии станет представитель Нью-Йорка Джеррольд Надлер (Jerrold Nadler), умный, но неравнодушный к микрофонам и камерам. Он уже неосмотрительно начал рассуждать на публике об уголовных правонарушениях, влекущих за собой импичмент.

Надлеру было бы неплохо оглянуться назад, в 1974 год, когда Судебный комитет начал процесс выражения недоверия в отношении деятельности президента Ричарда Никсона. Вероятность отмены судебного разбирательства по делу об импичменте в то время была велика; даже за месяц до голосования комитет был в сомнениях. Ситуацию переломил удивительно серьезный и справедливый процесс и смелость нескольких республиканцев, поставивших интересы страны превыше интересов партии.

Еще более примечательным было выступление председателя Питера Родино (Peter Rodino) от Нью-Джерси, которого многие считали политическим интриганом. Он достиг определенных высот, неохотно продвигаясь вперед, выбрал честного стороннего адвоката с безупречной репутацией, и настаивал на том, что инициатива должна быть двухпартийной. Он пошел навстречу, чтобы удовлетворить разумные требования республиканцев.

«В конце концов, это был политический процесс, и точка, — вспоминает Фрэнсис О’Брайен (Francis O’Brien), главный советник Родино. — Инициаторы передали его в руки Конгресса, а не судов».

О’Брайен помог выбрать стороннего адвоката, Джона Дора (John Doar), когда-то республиканца от Висконсина, а затем прославленного заместителя генерального прокурора Роберта Ф. Кеннеди (Robert F. Kennedy). Представитель Том Рейлсбэк (Tom Railsback) от Иллинойса, влиятельный республиканец, заручился поддержкой члена комитета Республиканской партии и ведущего адвоката Альберта Дженнера (Albert Jenner). Дор и Дженнер, два крупных профессионала, хорошо работали вместе.

Билл Коэн (Bill Cohebn) от штата Мэн, тогда молодой республиканец-новичок, помнит те дни, характеризовавшиеся особой напряженностью, и до сих пор поражается профессионализму Дора.

«Он методично вел дело, так же, как сейчас делает Мюллер», — сказал Коэн на прошлой неделе. Коэн впоследствии был сенатором в течение трех лет и занимал пост министра обороны при Клинтоне.

Однако весной 1974 года либеральные демократы попытались отстранить от должности Дора и Родино за слишком осторожные действия. Лидер большинства в Палате представителей, Тип О’Нил (Tip O’Neill), предотвратил это. Если Надлер воспользуется случаем, никто не сможет сыграть роль О’Нила в качестве посредника в левом крыле партии, кроме нового спикера, Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi).

Надлеру также нужно найти своего Дора, возможно, кого-то вроде Сета П. Ваксмана (Seth P. Waxman), бывшего заместителя министра юстиции и важной фигуры правового истеблишмента Вашингтона или известного неполитического республиканского адвоката.

Будучи партийным активистом до мозга костей, Надлер мог бы многое почерпнуть из подхода Родино. Пока Дор строил свое дело, критически важный отрыв в один голос по вопросу о том, стоит ли поднимать записи с разговорами Никсона в Овальном кабинете или достаточно принять стенограммы, отредактированные Белым домом, был обеспечен республиканцем Коэном. Впоследствии Коэн, Рейлсбэк и горстка других умеренных республиканцев перешли к импичменту по причине препятствия правосудию и злоупотребления властью. Никсон подал в отставку 8 августа 1974 года, всего через несколько дней после того, как Судебный комитет принял три статьи об импичменте.

Дело было подкреплено самым стойким правовым защитником Никсона, представителем Чарльзом Виггинсом (Charles Wiggins) от Калифорнии, который заставил адвокатов по импичменту отточить дело до совершенства, прежде чем принял их сторону. Безусловно, трудно представить, чтобы республиканец в нынешнем комитете поднялся над партийностью, хотя стоит присмотреться к двум: ветерану Джеймсу Сенсенбреннеру (James Sensenbrenner) от Висконсина, который мог бы сыграть роль Уиггинса, или более молодому члену Дугу Коллинзу (Doug Collins) от Джорджии, бывшему военному священнику.

Коэн отметил, что у комитета не будет одного весомого преимущества, которое было доступно палате представителей в 1974 году: комитета Сената, который бы во многом заложил основы ее работы, как это сделал Комитет Сената Уотергейта при Сэме Эрвине (Sam Ervin) от Северной Каролины в эпоху Никсона. Коэн сказал, что группа Палаты представителей может начать с сессий по установлению фактов, чтобы решить, следует ли перейти к полноценному процессу импичмента.

Что бы они ни делали, две потрясающие книги могли бы послужить полезным руководством. Одной из них является обновленное издание доклада Элизабет Дрю (Elizabeth Drew) за 1974 год «Washington Journal: Сообщение об Уотергейте и падении Ричарда Никсона». Другая – сборник исторических очерков «Импичмент: американская история», особенно глава, написанная Тимоти Нафтали (Timothy Naftali), бывшим директором Президентской библиотеки Ричарда Никсона. Комитет должен также переговорить с такими людьми, как Билл Коэн (Bill Cohen) и Фрэнсис О’Брайен (Francis O’Brien).

От того, что сделают члены палаты представителей в конечном итоге, зависит, какими их вспомнят через 45 лет.