29 Апрель 2019

Гигант инвестиционного бизнеса желает использовать свой капитал для поддержки фармацевтических компаний, продвигающих новые препараты на рынок

Гигант инвестиционного бизнеса желает использовать свой капитал для поддержки фармацевтических компаний, продвигающих новые препараты на рынок

Blackstone Group LP желает использовать свои впечатляющие финансовые возможности для поддержки фармацевтических компаний в области, в которой даже крупнейшие производители нуждаются в помощи: финальные испытания перспективных препаратов.

В прошлом году этот титан финансовых рынков приобрел инвестиционную компанию Clarus, специализирующуюся на финансировании клинических испытаний экспериментальных препаратов, создатели которых заморозили проводимые исследования из-за финансовых трудностей. Впоследствии эта компания была переименована в Blackstone Life Sciences.

«Этот сектор может таить в себе большой потенциал», – заявил глава глобального бизнеса прямых инвестиций Blackstone Джо Баратта (Joe Baratta) в интервью в центральном офисе компании. По его словам, Blackstone желает стать самым популярным источником капитала для крупных фармацевтических компаний, продвигающих новые препараты на рынок.

Создание новых лекарств – это очень сложный и дорогой процесс. Согласно результатам исследования, проведенного Университетом Тафтса в 2014-м году, создание лекарства – с момента начала разработки до одобрения препарата FDA – требует затрат в размере около $2,6 млрд и десяти лет исследований. В отчете, опубликованном в прошлом году Массачусетским технологическим институтом, указывалось, что только 14% препаратов, вошедших в стадию клинических испытаний, в конечном итоге доходит до пациентов.

Последняя стадия исследований, в ходе которой проверяются эффективность и безопасность экспериментального препарата, является самой дорогой. Из-за этого даже крупные международные фармацевтические компании вынуждены выбирать, какие препараты они будут продвигать, откладывая остальные в долгий ящик.

Таким образом, многообещающие препараты, работа над которыми была приостановлена по финансовым причинам, создают нишу для инвесторов, не испытывающих недостатка в капитале и готовых пойти на риск. Несмотря на высокие затраты, связанные с проведением клинических испытаний, почти 60% препаратов, дошедших до этого этапа, успешно их проходит.

Clarus финансировала продвижение перспективных препаратов, работа над которыми была приостановлена из-за финансовых трудностей, но скромный масштаб инвестиционной компании – в июне 2017 года размер ее последнего фонда составлял около $1 млрд – ограничивал средний объем инвестиций приблизительно $100 млн.

В свою очередь Blackstone, делающая ставку на стремительно развивающиеся отрасли, включая здравоохранение, располагает капиталом в размере $500 млрд. Несмотря на то, что в прошлом эта компания уже заключала сделки в секторе здравоохранения, она не обладала богатым опытом работы с лекарствами. Теперь ее команда специалистов по биомедицине включает в себя корпоративных руководителей, продвинувших на рынок десятки новых препаратов, включая бывших СЕО Genentech и Ariad Pharmaceuticals.

«Аргумент об объединении нашего опыта в этой области и масштаба, инфраструктуры и бренда Blackstone был очень убедительным» – заявляет сооснователь Clarus Николас Галакатос (Nicholas Galakatos), впоследствии возглавивший Blackstone Life Sciences. Тем не менее, решение о продаже бизнеса было непростым для маленькой инвестиционной компании.

«Как вы можете догадаться», – заявляет Галакатос, – «наша небольшая компания делала свой выбор с осторожностью».

Blackstone пытается расширить охват своих инвестиций и добиться увеличения темпов роста доходов в период, когда многие аналитики ожидают роста процентных ставок в долгосрочной перспективе. Стремительно развивающиеся технологические компании уже привлекли капиталы инвесторов, стремящихся к высокой прибыли, но руководство Blackstone увидело нераскрытый потенциал в биотехнологиях и фармацевтической отрасли.

«Мы считаем, что традиционные рынки частного капитала уже раскрыли свой потенциал в технологическом секторе, и компании будут дольше оставаться в частных руках», – заявляет Баратта. «Однако, медицинская отрасль развивалась иначе».

В конце февраля подразделение Blackstone основало при поддержке Novartis AG свою первую компанию – Anthos Therapeutics Inc. Anthos разрабатывает препарат, который в перспективе может стать новым антикоагулянтом.

Существующие антикоагулянты препятствуют образованию тромбов, способных стать причиной инфарктов и инсультов. Тем не менее, их использование повышает опасность кровотечений. Экспериментальный препарат от Anthos будет бороться с образованием опасных тромбов, в то же время не нарушая естественный механизм свертывания крови.

Потенциальный рынок этого препарата очень большой. В прошлом году продажи препарата Eliquis от Bristol-Myers Squibb Co. достигли $6,44 млрд. Продажи препарата для разжижения крови, производимого Johnson & Johnson, составили $2,48 млрд. Blackstone вложила в Anthos $250 млн, позволив Novartis сохранить незначительную долю в компании.

Blackstone не случайно начала освоение нового сектора с препарата для лечения сердечнососудистых заболеваний. Крупные фармацевтические компании все чаще сосредотачиваются на препаратах для лечения рака, не уделяя должного внимания заболеваниям сердца, диабету, ожирению и другим болезням.

По словам Галакатоса тысячи болезней, включая заболевания с большим количеством потенциальных пациентов, «не получают должного внимания». Он заявил, что Blackstone желает работать с фармацевтическими компаниями, «диверсифицируя активы и создавая узкоспециализированные компании в областях, важных с медицинской точки зрения».

Эта работа пойдет на пользу не только клиентам Blackstone.

Медицина «не похожа на другие области, в которые мы инвестируем средства. С их стороны пространства для маневра очень мало», – заявил Баратта. «В то же время мы разрабатываем продукты, которые будут спасать жизни и делать людей здоровее. Это тоже очень хорошо».