6 Декабрь 2018

Франция сталкивается с типичной «революцией Facebook»

Франция сталкивается с типичной «революцией Facebook»

 

Освободительная роль, которую играли социальные сети во времена «арабской весны» и российских протестов 2011 и 2012 года, получила широкую положительную оценку. Тем не менее сейчас, на фоне жестоких протестов «желтых жилетов» во Франции, мы не наблюдаем подобного энтузиазма, несмотря на то, что Facebook делает то, что у него получается лучше всего: позволяет людям выражать свое недовольство.

В 2011 году Крис Тейлор (Chris Taylor) затронул на техническом сайте Mashable тему «революции Facebook», написав, что Facebook является «демократией в действии».  Формировавшаяся закономерность — не имеющие лидеров группы протестующих на американских платформах; простые материалы, разжигающие недовольство масс; быстрая радикализация и требования, подпитываемые сдерживаемым недовольством, — заставили президента России Владимира Путина предположить, что подобные события в разных частях мира организуются США. Он проявил ту же наивность, что и люди, предполагавшие, что роль Facebook в подобных акциях протеста имеет какое-либо отношение к свободе или демократии.

В скором времени после того, как страны, прошедшие через революции «арабской весны», начали возвращаться к авторитарным режимам или погружаться в хаос, некоторые люди начали испытывать сомнения касательно способности социальных сетей участвовать в организации перехода общества к демократическим принципам. Тем не менее это никогда не было задачей Facebook и других социальных сетей: они всего лишь помогали людям активнее обсуждать свои проблемы. Усиливая эмоциональный посыл и расширяя спектр мнений, они раздули бурю там, где раньше было только недовольное бормотание.

Именно это происходит во Франции, стране, которую нельзя назвать автократией.

Причиной стало повышение налога на дизель и налога на бензин. Это не является чем-то масштабным. Для человека, еженедельно расходующего 50 литров, дополнительные расходы составят всего €15,2 ($17,3) в месяц — меньше, чем стоимость двух обедов в McDonald’s. Тем не менее акции протеста, начавшиеся в октябре с гневных рассуждений на тему политики правительства, направленной против автомобилистов, музыканта Жаклин Муро (Jacline Mouraud) в Facebook, вылились в худшие городские беспорядки за десятилетие. За выходные 133 человека было ранено, включая 23 полицейских.

Как и в более ранних случаях, эти акции протеста не имеют лидеров. Они развиваются без участия французской политической структуры или СМИ. Впрочем, в них наблюдаются «лидеры мнений», чьей точки зрения протестующие придерживаются, и чьи взгляды многократно поляризуются при участии групп «желтых жилетов» в Facebook.

На сайте Medium Фредерик Филлу (Frederic Filloux), исследователь Стэндфордского университета, в прошлом работавший на должности профессора журналистики в парижском Институте изучения политики, написал: «Самозваные мыслители стали фигурами национального масштаба из-за популярных страниц и шумихи на Facebook Live». По его словам, выступления Николя «являются мешаниной невнятных требований, но теперь он стал голосом нации».

Теперь это стало недовольством, свободно распространяющимся на все вокруг. Как заявил Филлу: «Facebook, играя роль масштабного усилителя и радикализатора народного недовольства, продемонстрировал свою токсичность для демократического процесса».

Нет ничего демократического в том, что администраторы групп в Facebook стали представителями того, что можно назвать народным движением. В отличие от Макрона и французских законодателей, они не были выбраны. В статье для Liberation журналист Винсент Глад (Vincent Glad) предположил, что их продвижению способствовали изменения, недавно внесенные в поисковый алгоритм Facebook, согласно которым больший приоритет имеет материал, созданный группами, а не страницами, включая страницы традиционных СМИ.

СЕО Facebook Марк Цукерберг (Mark Zuckerberg) предполагал, что это позволит деполитизировать платформу и сосредоточиться на организации общения людей. Но эта цель не была достигнута.

Глад указал: «Администраторы групп в Facebook, чьи полномочия постоянно расширяются Цукербергом, стали новыми посредниками, процветающими на руинах рабочих профсоюзов ассоциаций и политических партий».

Без использования научных методов трудно с уверенностью сказать, является ли недовольство, спровоцированное незначительным повышением налогов во Франции, обоснованным, или в его формировании сыграл роль «эха» Facebook. Тем не менее нам стоит отбросить иллюзии о том, что социальные сети могут играть положительную роль в продвижении свободы и демократии.

Свободное общество не может запретить Facebook или поставить под контроль его свойство усиления недовольства. Мы должны понимать риски, которые Facebook и схожие платформы представляют для демократических институтов. По иронии судьбы, они представляют меньшую угрозу для авторитарных режимов: подобные режимы умеют манипулировать мнением на подобных платформах при помощи пропаганды, троллинга, запугивания и давления на активистов.

Такая страна как Франция не может использовать подобные методы. Это означает дополнительные трудности для полиции и сложные решения для политиков, не желающих склониться перед толпой, до тех пор, пока популисты, имеющие поддержку социальных медиа, не начнут побеждать на выборах. Для того чтобы избежать этого сценария, люди должны понять истинную роль подобных платформ и отказаться от них.