12 Март 2019

Фонд национального благосостояния Норвегии поступил правильно, отказавшись от акций нефтедобывающих компаний

Фонд национального благосостояния Норвегии поступил правильно, отказавшись от акций нефтедобывающих компаний

Когда Фонд национального благосостояния Норвегии впервые предложил в ноябре 2017 года сократить свои инвестиции в нефть и газ, он сделал это в большей степени из стремления сократить финансовую зависимость страны от нефтепродуктов, чем из природоохранных соображений. Но не стоит заблуждаться: решение правительства частично поддержать стратегию по изъятию инвестиций, принятое в эту пятницу, – крупная победа в борьбе против изменений климата.

Из $1 трлн, составляющего норвежский Фонд, около $37 млрд вложены в более 340 нефтяных и газовых компаний по всему миру. Принятое решение означает, что от акций компаний, занимающихся разведкой и добычей нефти и газа, которыми владеет Фонд, будут постепенно избавляться; его инвестиции в подразделения компаний, включая крупнейшую долю участия в Royal Dutch Shell Plc, пока не будут затронуты.

Это решение должно получить большой резонанс на фоне дебатов о необходимости противостоять изменениям климата. Поступок Норвегии указывает на риск того, что страны-производители энергоносителей останутся с так называемыми бесхозными активами – запасами нефтепродуктов, в которых мир больше не нуждается, поскольку страны переходят на чистые источники энергии.

Примерно 1/5 ВВП Норвегии обеспечивается доходами от нефти и газа благодаря тому, что правительству принадлежат участки континентального шельфа и акции компании Equinor, ранее называвшейся Statoil. Во время исследования, результаты которого были опубликованы в декабре национальной Комиссией по климатическим рискам, было подсчитано, что сокращение добычи ископаемого топлива в мировом масштабе уменьшит стоимость норвежских нефтегазовых активов до менее $230 млрд по сравнению с нынешним триллионом при сохранении положения вещей в экономике.

Жаль, что Норвегия не приняла целиком предложение Фонда отказаться от всех акций нефтегазовых компаний. В прошлом месяце генеральный директор компании Total Патрик Пуйянн (Patrick Pouyanne) сообщил моему коллеге из Bloomberg News Микаэлю Хольтеру (Mikael Holter), что компании по переработке, торговле и продаже нефтепродуктов превращаются в резервный запас в момент падения цен на нефть, поскольку улучшают свои показатели, когда цены на сырье идут вниз. Похоже, что этот аргумент учли при принятии решения.

Более того, поступок правительства, как минимум, частично отвергает августовские заключения комиссии, которую оно же и назначило и которая уверяла, что запрет Фонду покупать акции энергетических компаний не поможет защитить страну от падения цен на нефть, при этом сокращая поступления фонда или увеличивая рыночные риски.

Аргумент о сокращении потенциальных доходов Фонда выглядит всё более архаичным. Нет большого смысла в увеличении доходов, если не останется планеты, на которой эти деньги можно будет потратить. Инвестиционный мир медленно, но верно переоценивает свои обязательства по выделению средств и находит способы оберегать и планету, и свой баланс.

Следующий шаг норвежского Фонда очевиден. В прошлом месяце я написал, что суверенные фонды всего мира не торопятся использовать свою совокупную финансовую мощь, составляющую $8 трлн, для поддержания проектов возобновляемой энергии, в которые Программа ООН по окружающей среде вложила менее 0,2% всех своих средств.

Крупнейшие фонды национального благосостояния должны подать пример, направляя средства, полученные от продажи акций нефтегазовых компаний на разработку методов получения «чистой» энергии для удовлетворения мировых потребностей. Если Норвегия пойдет вперед, другие последуют за ней.