22 Март 2019

Чешский миллиардер покупает себе пропуск в мир парижской элиты

Чешский миллиардер покупает себе пропуск в мир парижской элиты

Мы живем в золотой век высокой концентрации власти, денег и влияния, и ничто так не объединяет все три фактора, как великодушный миллиардер, покупающий газету, которая испытывает финансовые затруднения.

Подобно блестящей футбольной команде или призовой скаковой лошади, медиабренд приносит своему владельцу престиж, публичную трибуну для выражения мнения и политическое влияние, а ещё – доступ к новым бизнес-перспективам в результате того, что доход от электронных подписок начинает компенсировать спад печатной рекламы. Современные магнаты уверены, что медиа-платформы могут сместить баланс сил от сердитых твитов президента Дональда Трампа или от империи соцмедиа Марка Цукерберга, и поэтому продолжают покупать издания. Главный риск здесь в том, что благие намерения в итоге уступают место реалиям достижения успеха в непростом журналистском бизнесе.

Французская газета Le Monde стала самым свежим примером того, как миллиардеры обращают свои взоры на печатные издания. Ее длинные тексты и выпуск из печати по вечерам идут полностью вразрез с предпочтениями миллениалов, а тираж примерно в 300 тыс. экземпляров вряд ли можно назвать массовым. Поэтому чешский инвестор Даниэль Кржетинский (Daniel Kretinsky) поступил очень осмотрительно, купив чуть менее половины 27-процентного пакета акций у инвестбанкира из Lazard Матье Пигасса (Matthieu Pigasse) в Le Monde Group, которая оценивается в 34 млн евро ($38,6 млн).

По сообщениям другой французской газеты Liberation, первоначальный план Пигасса состоял в том, чтобы продать пакет акций целиком. Однако это намерение вызвало недовольство внутри страны и опасения в Елисейском дворце по поводу чрезмерной доли иностранного капитала во французских СМИ.

Действительно, когда на сцену выходит начинающий медиа-барон, возникает целый ряд закономерных вопросов. На каждый положительный пример финансовой поддержки, такой как политика невмешательства Джеффа Безоса (Jeff Bezos) в дела газеты Washington Post, есть и неудачные. Например, Сэм Зелл (Sam Zell) вложил колоссальные средства (в т.ч. кредитные) в приобретение холдинга Tribune Co., но в итоге привел компанию к банкротству, а один из основателей Facebook Крис Хьюз (Chris Hughes) так и не смог вывести журнал New Republic из убытков.

Кржетинский уже владеет несколькими медиабрендами как у себя на родине, так и во Франции, в том числе теми, которые ему продал французский медиа-магната Арно Лагардер (Arnaud Lagardere). Но основной бизнес чешского миллиардера связан с энергетикой – ему принадлежит энергетический и промышленный холдинг EPH. Не исключено, что таким образом Кржетинский стремится нарастить свое влияние, тем более что в стране сейчас идет пересмотр портфеля проектов в сфере энергетики.

Тем не менее, Кржетинский появился на сцене лишь потому, что Пигасс продал ему свои акции. Здесь возникает вопрос, почему банкир, который в 2010 году инвестировал в Le Monde вместе с телекоммуникационным магнатом Ксавье Ньелем (Xavier Niel) и ныне покойным Пьером Берже

(Pierre Berge), вообще продал свою долю, учитывая размер богатства Ньеля. Возможно, Пигассу больше не интересен это бизнес. К тому же во Франции действуют ограничения на частное владение печатными изданиями, СМИ сильно зависят от государственных субсидий, а сети розничной продажи газет испытывают сложности – и все это постоянно требует финансовых вложений.

Чешский магнат на публике ведет правильную линию. Свободно говоря по-французски, он рассуждает о необходимости свободной прессы для защиты либеральной демократии от популизма и создания противовеса заполонившим все социальным сетям из Кремниевой долины. Он описывает свои взгляды как проевропейские и не имеет отношения к кругу власти Владимира Путина. Кржетинский утверждает, что получение прибыли отнюдь не главная его цель, и это отрадно слышать.

Но все же есть своя привлекательность и в доступе к инфраструктуре Le Monde в сочетании с укреплением онлайновой бизнес-модели. База подписчиков на электронную версию газеты увеличилась на 20% в 2018 году до 180 000, и продажи в интернете опережают печатные. Если традиционным средствам массовой информации удастся отвоевать часть территории, которую они уступили социальным сетям, сохранив при этом политическое влияние и не неся убытки, то это вполне оправдывает появление новых подражателей заглавному герою известного фильма «Гражданин Кейн».